Что требуется переселенцу в Россию в первую очередь? Это – крепкий характер. Так считает Анастасия Леонович, которая перебралась с тремя детьми в далекий Иркутск.

– Я решила ехать в Иркутскую область, потому что сама родилась тут, в городе Слюдянка. Правда, никогда раньше на родине не бывала, родители сразу уехали на Колыму. Позже они осели в Латвии, где родилась моя мама.

Я переехала в Латвию уже студенткой и продолжала учиться на русском потоке в Рижском политехническом институте, поэтому латышского языка не знала. Я видела, что многие мои соотечественники в такой ситуации теряют себя полностью. Человек не может пристроиться, взрослые мужчины годами сидят без работы.

Но главной причиной переезда стало беспокойство за детей. Двое сыновей заканчивали школу, собирались поступать в вузы. Я понимала, что все хорошее образование в Латвии возможно только на латышском языке, вдобавок сложно попасть на бюджетное место. Плату за обучение я бы не потянула, отцы детей тоже были безработными и помочь нам не могли.

Дома у нас демократия, поэтому вопрос переселения обсуждали вместе. Старший сын до последнего колебался, но все-таки снялся вместе со мною, потому что хотел учиться.

В самом Иркутске мне сразу предложили вакансию на авиационном заводе. Я инженер-технолог и с самого начала искала работу только по специальности. Правда, на заводе сказали: «Можем взять вас только после получения российского паспорта». Оформление гражданства заняло у меня пять месяцев, после чего я вышла на работу. Сначала трудилась в цеху мастером, потом перешла на инженерную должность. Работа интересная, заработок достигает 20 тысяч рублей.

obl_irkutsk

Главная цель выполнена

– Первое впечатление от Иркутска было необычным. Я поняла, что в Латвии мы чаще улыбаемся, чем здешние люди. Я приехала, увидела вокруг хмурые лица и спросила: «Что случилось?». Мне отвечали: «А мы всегда такие неулыбчивые».

Наши дела на новом месте сложились хорошо. Сначала расскажу про детей. Еще в Латвии я постоянно звонила консультантам Министерства образования РФ, чтобы выяснить возможности обучения сыновей в российских школах. Ведь в Латвии всего 11 классов, а в России – 12. Старший сын быстро наверстал лишний год и поступил в Иркутске в политехнический институт. Мы выбрали целевое бюджетное отделение, после выпуска сыну гарантирована работа на авиазаводе.

Средний сын хотел стать военным и даже поступил в кадетский корпус, но по состоянию здоровья продолжать учебу не сумел. Тогда он выбрал специальность рекламного агента и сдал экзамены в Иркутский архитектурно-строительный техникум.

Дочке на время переезда исполнилось всего шесть лет. В России у нас не сложилось с детским садиком, и мне предложили: «Давайте попробуем школу». Сейчас Даша в четвертом классе и практически отличница.

Получается, что поставленную цель – обеспечить детям хорошее образование на русском языке, я выполнила.

Рассчитывай только на себя

– В России нам помогали даже те структуры, которые были не обязаны это делать. Сначала я поселилась в городе Шелехове в получасе езды от Иркутска, но поскольку сыновья собирались поступать, миграционная служба пошла навстречу и позволила нам перебраться в сам Иркутск.

Вообще-то выбрать город переселения было трудно. Нам предлагали ехать там, где живут родственники, рассчитывая, что те нам помогут. Но я прибыла с большой семьей, и родные сразу сказали, что принять меня не смогут.

Теперь я знаю, что каждый переселенец должен рассчитывать только на свои силы и понимать, что ему предстоит большая борьба с самим собой.

Например, отправляясь по кабинетам чиновников, нужно относиться к этому с юмором. Мы встречали и бюрократию, и непонимание. Но если человек знает, чего он хочет, все преодолимо.

У меня много денег ушло на переводы документов, поэтому всем будущим переселенцам советую отложить на это определенную сумму. Для нашей семьи перевод и нотариальное заверение документов стоило около 100 тысяч рублей.

Многие расходы по переселению потом возвращаются по чекам, но людям нужно приготовить средства, чтобы сразу расплатиться за услуги. Вообще-то у меня были проблемы даже с получением подъемных. Эти деньги обещали выплатить в течение месяца после регистрации в России, я очень на них рассчитывала, чтобы одеть детей – зимы в Сибири суровые. Мы приехали 26 октября, к концу ноября ждали выплаты, но деньги не приходили. Родители позвонили из Латвии и велели: «Немедленно обращайся к самому президенту!» Я пришла в Иркутское представительство президента и попала к удивительным людям, которые мгновенно решили проблему. Уже через неделю деньги пришли на мой счет.

Еще одним больным вопросом было получение контейнеров с вещами. Как большой семье, нам оплачивали сразу два пятитонных контейнера из Латвии. Когда вещи были доставлены, я замучилась с их оформлением так, что готова была бросить все на складе.

Представьте, что в течение недели я проводила на таможне по 12 часов в день. Частным и коммерческим структурам там всегда зеленый свет, а мы у каждого окна могли простоять по четыре часа.

Наконец я получила разрешение забрать вещи и одновременно поняла, что забирать их мне некуда, поскольку семья снимает маленькую квартирку. Удивительный человек, начальник склада, понял мою проблему и спокойно согласился придержать контейнеры. Потом уже родственники помогли, нашли помещение, где наши вещи хранились целых два года, пока мы не обрели собственное жилье.

Сначала спали на полу

– Цены на квартиры в Латвии по сравнению с российскими очень низки. В Риге у меня была девушка, за которую я еле-еле выручила 1 миллион 200 тысяч рублей. Я понимала, что после переезда в Иркутск придётся квартиру снимать.

Теперь я знаю, что стоило сразу вложить деньги в покупку какой-нибудь комнатки, пусть в общежитии. Мне не пришлось бы платить за аренду, которая в Иркутске очень дорога. Я могла позволить себе отдать за квартиру только 10 000 рублей в месяц, и мне предлагали только комнаты или отдельные квартиры не в лучшем состоянии.

Любому будущему переселенцу я советую сразу покупать жилье, пусть и самое дешевое. Продать квартирку и улучшить свои условия вы сможете всегда, зато много сэкономите в первые месяцы на аренде.

Сама я поступила иначе: все деньги за рижскую квартиру положила на депозит. Проценты сначала были маленькие, потом увеличились, и на эти средства я могла покупать еду, пока не было настоящей работы. Я всегда знала, что хочу пойти на авиазавод и потому даже не разбрасывалась на другие предложения. Но поскольку кушать надо было, я с первого дня начала подрабатывать няней. Правда, предупреждала всех хозяев, что в любой момент могу сорваться на завод.

В то время всей семье было непросто. Я ходила по улицам, и сердце сжималось при виде шторок на чужих окнах, так мне хотелось собственное жилье. Но мы продолжали снимать квартиры. За 10 тысяч рублей нам предлагали пустые комнаты, мы приезжали и бросали матрасы прямо на пол. У каждого была при себе сумка, с которой он спустился с трапа самолета. Остальные-то вещи продолжали храниться на складе.

Я поняла, что двухкомнатную квартиру в Иркутске можно купить за 2 миллиона 500 тысяч рублей, и начала копить деньги. Около 200 тысяч прислал бывший муж, 200 тысяч заняли родственники, еще 300 тысяч я за полтора года сумела накопить сама. Для этого экономила на всем, что только не отражалось на здоровье.

Наконец на заводе мне предложили ипотеку. Я взяла в банке 400 тысяч рублей под 11% годовых и теперь в течение 10 лет должна выплачивать около 6 тысяч рублей каждый месяц. Откладываю и деньги, чтобы вернуть долг родственникам.

Но считаю, что мне повезло. Во-первых, обычный ипотечный заем в России выдается под 13–15% годовых. Во-вторых, в любом случае пора было определяться, потому что я не успевала за ценами в Иркутске. Только присмотришь себе жилье, а оно тут же дорожает, и так могло продолжаться до бесконечности.

Мы купили маленькую квартирку на 42 квадратных метра и очень довольны. Когда первый раз переступили порог, старший сын сказал: «Мама, если ты не против, мы с братом будем спать отдельно от вас с Дашей». Это показывает, как дети настрадались за первые полтора года кочевой жизни. Теперь у нас одна комната для мальчиков, а вторая девичья.

Нужна жилищная помощь

– Многие друзья, оставшиеся в Латвии, расспрашивают меня о жизни в России. У нас на авиационном заводе требуются специалисты, и мои рижские подруги-умницы наверняка нашли бы работу. Но они не рискуют сняться с места. Останавливает вопрос жилья.

Некоторые россияне считают, что мы едем сюда только из-за квартир. Но это совершенно не так, переселенцам не оказывают жилищной помощи, все проблемы надо решать самим.

В свое время правительство РФ обещало придумать, как хотя бы течение полугода компенсировать переселенцам аренду жилья, – добавляет Анастасия Леонович. – Даже если бы власти оплачивали 50% стоимости найма, это стало бы огромным подспорьем. Многие соотечественники ждут именно такого дополнения к государственной программе.