Узбекский город, из которого переехала молодая семья в Сибирь, хорошо известен каждому жителю бывшего СССР по песне ансамбля «Ялла». У трех колодцев в пустыне Кызылкум полвека назад возник родной для Владимира и Ирины Береговых Учкудук. Но сегодня у них новый адрес – Сосновоборск Красноярского края.

История Учкудука началась в 1958 году, когда небольшая геологоразведочная партия расположилась в районе месторождения урановых руд «Учкудук». В конце 1960-х благодаря стремительному росту объемов добычи урана город начал активно развиваться: на постоянную работу сюда приезжали лучшие инженерно-технические специалисты со всего СССР. До 1978 года это был поселок городского типа, относящийся к Бухарской области, а с апреля 1982 года вошел в состав Навоийской области.

Но не только добычей урана и золота знаменит этот узбекский город. В Учкудукском районе есть интереснейшее историческое место под названием Джиракудук, известное ученым-палеонтологам всего мира: тысячелетия назад по этой земле ходили гигантские динозавры, здесь росли дремучие леса. В окрестностях Учкудука были найдены стоянки древнего человека, курганные захоронения, наскальные рисунки и загадочные письмена. Но все эти интересные тайны и загадки не смогли удержать молодую семью Береговых на родине: они уехали жить за тысячи километров – в далекую Сибирь, не менее удивительную и неповторимую.

Решение о переезде

1406641355img2Мы беседуем с Ириной на небольшой уютной кухне двухкомнатной квартиры города Сосновоборска, что находится в Красноярском крае. Просто поразительно, сколько всего успела сделать за три месяца эта молодая семья: обустроить квартиру, определить сына в детский сад и самое главное – получить российское гражданство, о котором многие переселенцы пока могут только мечтать. Возможно, потому что они еще не вступили в Государственную программу переселения соотечественников из-за рубежа. А Ирина о Программе знает практически все – она могла бы сама консультации давать, что, собственно говоря, с удовольствием делает, общаясь с многочисленными друзьями, которые остались в Узбекистане.

- Моя мама Лариса родилась в Киргизии, папа Олег – в Казахстане. А познакомились они в Учкудуке: папа был молодым специалистом-геофизиком, мама училась на повара и приехала проходить практику. Понятно, что мама понравилась папе не только за умение вкусно готовить, – улыбается Ирина. – Она у меня очень красивая. Жили мы хорошо и очень дружно. В школе мне нравилась математика, наверное, поэтому я выбрала профессию бухгалтера. Правда, по специальности мне поработать пока не пришлось, но я думаю, что все еще впереди. На одном из праздников познакомилась с хорошим парнем Владимиром Береговым и вскоре вышла замуж. Жилья у нас в Узбекистане своего не было: мы жили с его родителями, и я без всякой иронии могу сказать, что моя свекровь – самая лучшая, у нас прекрасные отношения. Кстати, они тоже планируют переехать к нам на следующий год.

Мы с Владимиром давно хотели уехать в Россию. Мы – русские, хотя ни мы, ни наши родители никогда не были в этой стране. Да и мои бабушки и дедушки тоже. Точно знаю, что фамилия деда – Пфайфер, он родился в Германии. Дед был очень строгий и немного скупой, жил в Киргизии.

Мы понимали, что для нас в России намного больше возможностей и в обустройстве быта, и в получении образования, и в карьерном росте. В Узбекистане, если на работу устраиваешься, надо обязательно знать узбекский язык. Наверное, это правильно, но многим русским он тяжело дается. Я вот понимаю узбекский язык, а говорить на нем почти не получается. Хотя ничего плохого об узбеках сказать не могу – хороший, гостеприимный народ. Они даже в очереди в магазине место уступят, если попросишь. А в автобусе мне постоянно комплименты говорили: «Вы такая милая». Конечно, приятно было слышать.

А еще в Узбекистане климат очень тяжелый: пустыня, сильные ветра, летом невыносимо жарко. Иногда даже сквозь очки как будто глаза выжигает. Зимой, между прочим, тоже холодно, хотя снега почти не бывает. Знакомые говорят, что наши учкудукские минус 18, как здесь, в Сосновоборске, минус 25, но я еще сибирской зимы не видела. В Учкудуке очень много урана, наверное, из-за этого меня часто мучили головные боли.

Мои родители пока переезжать не будут, хотя мама очень хочет. Но папа сейчас не может: он работает заведующим лабораторией и хорошо зарабатывает по узбекским меркам – примерно 16 000 рублей. А еще у него бронхиальная астма, однажды он уехал в другой город и быстро назад вернулся – началось обострение болезни. Так что здесь надо еще все хорошо обдумать, хотя, конечно, очень хочется, чтобы мы все жили рядом.

Конечно, нельзя сказать, что мы поехали совсем в никуда: в Сосновоборске живут четыре учкудукских семьи и всем довольны. Говорят, что страшно, когда не знаешь, что тебя ждет. Но вот подруга Лера Фасхутдинова, которая уехала тоже по Программе год назад, написала мне в скайпе: «Приезжай, тебе здесь понравится».

Русских в Узбекистане становится все меньше, многие уже переехали, в основном, в Россию. Иногда кажется, что скоро там их совсем не останется. Вот мама моя работает машинистом компрессорной установки и иногда приходит домой расстроенная. Говорит, когда узбечки говорят на своем языке, она их не понимает: ей кажется, что они ее обсуждают. Много русских пенсионеров и правда увольняют, а на их место ставят работать узбеков. Ну а про высшее образование – это отдельная история. Возможности получить его бесплатно практически нет. В школах все учатся до девятого класса, а потом должны поступать в колледжи и другие средне-специальные учебные заведения, и только после этого – в университет.

Долго территорию переселения мы не выбирали: муж сразу сказал, что поедем в Сибирь, здесь возможностей заработать больше. Он окончил горно-металлургический колледж, а теперь специалист высокого класса – машинист буровой установки. Мы копили деньги на переезд два года. Надо сказать, что в Узбекистане сделать это не так просто: все зарплаты перечисляются на пластиковые карточки, и снять наличные даже в банке очень трудно. А обменять узбекские сумы на другую валюту – еще сложнее. Меня удивило, что в России проблем с этим нет, сколько тебе нужно денег, столько и снимай, и везде можно рассчитываться наличными.

Мы вступили в Государственную программу содействия переселению соотечественников из-за рубежа. Об этой Программе мы узнали от друзей. Конечно, это очень хорошая помощь, и в получении гражданства, да и подъемные есть, оплата за перелет, перевод документов – тоже не лишние. Я сама стала участницей Программы. Конечно, пока мы ждали решения: мечтали, как мы переедем, как обустроимся на новом месте, строили планы. Помню, как-то знакомые спросили: «Ира, а ты не боишься переезжать, все-таки другая страна? Может, пока ребенка у родителей оставишь?» Но мне смысла не было оставлять сына у родителей, я без него и не смогла бы прожить: мы решили, что если ехать, так сразу всем вместе.

«Мама, какие горки, я буду здесь жить!»

- В самолете я летела первый раз в своей жизни. Было страшновато, но все равно в иллюминатор поглядывала – интересно так. Ну а сыну вообще все понравилось. Зато Сосновоборск мне показался поселком городского типа: серым и унылым, еще и дождь лил. Я привыкла, что в Узбекистане все яркое, даже одежда ярче, чем у здешних девушек. По крайней мере, мне так показалось сначала. А Кирилл у меня наоборот, сразу закричал: «Мама, какие горки, я буду здесь жить!» Он об Узбекистане и не вспоминает, возможно, потому что еще маленький: Кириллу – 4 года.

Три дня плакала и ничего с собой поделать не могла. Родные поддерживали, успокаивали и говорили, что все получится. Мы остановились сначала у подруги: она хорошо встретила, рассказала о здешней жизни, помогла квартиру в аренду найти. И сразу стало веселее. Да и времени на уныние не оставалось: надо было сделать кучу дел, сдать документы в УФМС, обустроить дом, подготовить сына в детский сад. Хочу сказать, что бюрократии не было, нас встретили хорошо и оформили все вовремя. Так что у нас с мужем уже есть новенькие российские паспорта.

Мне очень понравилось в магазинах: выбор и одежды, и продуктов гораздо больше. Я себе купила зимний костюм: в Узбекистане он бы тоже пригодился, но там не продают таких. Цены в Сосновоборске на продукты примерно такие же, как в Учкудуке. Фрукты, правда, стоят дороже, и вкус совсем другой. Видимо, их везут сюда с юга совсем зелеными. Я как-то купила ташкентские помидоры, попробовала и выбросила. Мама у меня законсервировала овощей на всю семью, только вот не привезешь же никак.

А еще меня поразили детские площадки возле каждого дома. Для Кирилла это настоящее раздолье. В Учкудуке такие площадки платные, а возле домов обычно стоят старые качели, и то не всегда.
Владимир устроился на Васильевский рудник в Северо-Енисейском районе по специальности, а вообще его еще в компанию «Полюс» приглашают. Он со многими подружился, некоторые за советами даже обращаются. Старается выполнить план, тогда зарплата будет больше. Работает вахтовым методом: два месяца трудится на севере, а потом приезжает домой.
Муж мне ни в чем не отказывает и на работу устраиваться не заставляет. Но я не хочу быть домохозяйкой и сейчас ищу работу по специальности бухгалтера.

Мечтаю хорошо освоить эту профессию.

Кирилл уже три недели ходит в детский сад: нам, как переселенцам, сразу место дали. Ему в садике очень нравится: даже подружился с несколькими мальчишками, правда, имена всех детей еще не запомнил. Приезжал к нам недавно двоюродный брат мужа из Навои: ему так все понравилось, что тоже загорелся переездом. Он все сфотографировал, чтобы показать родным. А я хочу перевезти своего младшего брата Влада. Сейчас он учится в девятом классе. Пусть бы здесь продолжил обучение в школе, чтобы закончить 11-й класс и в вуз поступить. Мама могла бы здесь устроиться по специальности. Она – классный повар: за три часа может столько блюд разных наготовить: и плов, и самсу. А я вот не люблю узбекские блюда и изредка только плов готовлю.
Ирина пока еще мало знает о Сосновоборске, да и в Красноярске была всего несколько раз, хотя ехать до него не так уж и долго – час-полтора на машине. Мечтает с семьей сходить в знаменитый красноярский зоопарк «Роев ручей», посмотреть на медведей и тигров.

- Хочу посмотреть, как празднуют здесь Новый год. Говорят, что очень красиво: ставят ледовые фигурки, украшают улицы, запускают фейерверки. А вот в Учкудуке запускать салюты категорически запрещено. Там вообще праздников почти не бывает, а если отмечаются, то никто заранее не знает их точную дату: боятся терактов.

А еще мы с мужем хотим купить квартиру в ипотеку и родить второго ребенка. У нас много планов, но мы уверены, что все обязательно получится именно так, как задумано.

Источник