Вынужденный переселенец из Донецкой области Украины Александр Иванов (фамилия изменена в целях безопасности его родственников, оставшихся в республике) не может оформить документы в миграционной службе. Связано это с большими очередями в Энгельсском отделе УФМС, где решил оформиться беженец. Об этом он лично рассказал корреспонденту «Четвертой власти».

«Сам я родом с Саратовской области. В 1984 году переехал в Донецкую область, моя жена была оттуда. 7 июня я с дочерью, ее мужем и 2 детьми, прибыли в Саратов. Мне есть поддержка со стороны моих друзей, одноклассников, родственников у меня тут 2 сестры. Эта поддержка способствует нашему продвижению по пути, который мы выбрали. А выбрали мы путь – программу переселения соотечественников», – рассказал собеседник 4В.

При этом он отметил, что пока ощущает помощь лишь от родни, а не от органов власти. «Мы еще, наверное, не столкнулись с теми органами, которые имеют право и возможность оказывать помощь. Мы еще не дошли до них. Возможно, это с нашей стороны нерасторопность. Сразу по прибытию мы зарегистрировались в УФМС. Потом я пытался пару раз подойти в УФМС, чтобы подать документы на получение разрешения на временное проживание, но там большие очереди, я человек пенсионного возраста, а у дочери с мужем дети маленькие 5 и 1 года. Очередь общая, для беженцев из Украины никто отдельно очереди не делал.  Бюрократия она очень стойкая вещь и трудноискоренимая она везде. В Украине она еще интереснее. До сих пор не смог сдать документы, слишком большие очереди. Я человек пожилой, не могу столько выстаивать. Могло быть и так, что рабочий день закончился бы еще до того, как подошла моя очередь», – рассказал пожилой человек.

Причина, которая вынудила Иванова покинуть Донбасс вместе с семьей проста – страх за жизнь своих близких. «Мы жили в 35 км от Донецка. Уехали потому, что стало страшно. Мы приехали сюда, чтобы нас не убили, не расстреляли. Там это легко делается, уже много мирных семей, безоружных убили. Их называют сепаратистами, стреляют в пятилетних детей и это для них сепаратисты. Перед нашим отъездом за 3-4 дня совершался вертолетный облет нашего поселка. А если появились вертолеты, которых никогда не было, я там 30 лет прожил, стало страшно за своих детей и внуков. Мы решили покинуть ту территорию, где мы жили. Единственное, это то, что там осталась моя жена. В машине банально не хватило места. Вот она и осталась там. А это значит, мне ее необходимо будет вывести», – рассказал собеседник «Четвертой власти».