Регионы Северо-Западного федерального округа начали принимать беженцев с юго-восточной Украины. Уставшие и измученные люди хотят как можно быстрее оформить документы и начать трудиться, чтобы зарабатывать на жизнь для семьи.

Судьба 42-летней Марины, жительницы одного из небольших городов Донецкой области, похожа на судьбы многих украинцев, вынужденных уехать из дома. Свою фамилию женщина просила не называть. Опасается, ведь в Харькове у нее остался сын-студент. Ее монолог – это крик души человека, потерявшего родину.

Bezhency_-_Aleksej_Danichev_RIA_600

В каждую руку по сумке – и уехали

“…Я никогда не думала, что мне придется бежать из города, в котором родилась, училась и прожила всю жизнь. Мы с мужем откладывали отъезд до последнего, все не верили, что по-настоящему будут пускать ракеты и обстреливать дома. Надеялись, только попугают. Но случилось именно так. Мы до вечера сидели в подвалах, боясь показать нос на улицу. А когда выходили, кричали в голос: разрушенные дома, только печка с трубой, и убитые соседи на асфальте. За что с нами так? Что мы такого сделали? Мы хотели одного: жить так, как привыкли, на своей земле, говорить на своем языке. Что в этом плохого?

Мой отец – русский, в советское время он приехал из Липецкой области работать на шахту. Здесь женился на моей маме – чистокровной украинке. Они вырастили троих детей. И подобных смешанных семей в нашей области большинство. Но это никому не мешало до сегодняшнего дня. Теперь же русские на Украине – “москали”, “колорады”.

В общем, взяли с собой все, что смогли, в каждую руку по сумке – и уехали. Остались без квартиры, без работы, без необходимых вещей…”

В Петрозаводск из Ростова-на-Дону прибыли 56 беженцев, из них 15 детей разного возраста. У каждой семьи своя история, своя боль. Ольга Шмергина приехала вместе с отцом и братом. Они из Краматорска. По словам женщины, как только в стране объявили о мобилизации, сразу засобирались в дорогу. Не захотели стрелять в своих. Оставаться в осажденном Краматорске не было возможности. Город в руинах, нет света, воды, проблема с продуктами.

Евгения Егорова из Донецка. Уезжать ей посоветовал брат-ополченец: говорит, в городе будет небезопасно. Шахтер Андрей Муравьев тоже из Донецка, вывез в Россию жену и двух маленьких детей, не стал рисковать их жизнями.

- Мы ставим людей на учет и готовим документы для предоставления временного проживания и статуса беженца, – говорит начальник УФМС Карелии Татьяна Жураховская. – Потом желающие смогут подать заявку на участие в программе переселения соотечественников и уже оформлять российское гражданство. Надеюсь, все вопросы будут решены в ускоренном порядке.

Каждый день думаю о доме

“…Обидно, что наши родственники, живущие в других областях Украины, нас не понимают и не слышат. Начнешь по телефону плакать, говорить о сиренах и ракетных ударах, они не верят, поднимают на смех. Мол, по телевизору говорят, что у вас там террористы, а украинские военные гражданских не трогают, наоборот, защищают.

Каждый день думаю о доме. И не потому, что жалко шкафов или табуреток. Маму мужа пришлось там оставить. Она сама не захотела ехать в никуда и ни к кому. Отдала ей своего кота, который у меня прожил десять лет. Тоже как от сердца отрывала. Остались на городском кладбище и могилы моих родителей. Думаю, они меня поймут.

Лишилась работы. У меня был небольшой бизнес, но он кормил. Хотя в последнее время не до обновок людям было, торговля не шла, покупали только продукты.

Но мы работящие, хотим трудиться, зарабатывать деньги. Шахтерам и их семьям рубли никогда легко не давались, и они умеют вкалывать…”

Большинство беженцев, прибывших в Петрозаводск, изъявили желание остаться жить и работать в Карелии

В Петрозаводске беженцев разместили в Карельском кадетском корпусе. Комнаты общежития на три-четыре человека, организовано горячее питание, есть необходимые удобства. Власти даже специально закупили и установили водонагреватели, чтобы люди могли без проблем помыться. Дело в том, что в Петрозаводске сейчас нет горячей воды, ее отключили на время профилактических работ.

В Карельском кадетском корпусе работает информационный центр с безлимитной и бесплатной интернет-связью. Все могут связаться со своими родными, близкими и друзьями по скайпу или через электронную почту.

Из регионального бюджета каждому беженцу выплатят по четыре тысячи рублей в качестве единовременного пособия. Власти Карелии обещают помочь каждой семье.

Знаю, будет нелегко

“…Здесь мне уже предложили работу, и я согласилась. Не хочу сидеть и чего-то ждать. Надо трудиться, как-то организовывать свой быт, думать о том, где будем жить. С мужем уже однозначно решили, что обратно на Украину не вернемся. Я считаю, что нельзя жить в стране, где на нас смотрят, как на людей второго сорта, сортируют по национальности, месту регистрации.

Будем строить новую жизнь в России. Мы еще молодые, хотим работать, получить гражданство. Надеюсь, что сын и свекровь приедут к нам. Знаю, будет нелегко: без денег, без поддержки, без жилья, родных и друзей. Но другого выхода нет”.

Большинство беженцев, прибывших в Петрозаводск, изъявили желание остаться в Карелии. Теперь власти думают, как трудоустроить взрослых, найти места для детей в детсадах и школах. По словам первого заместителя министра труда и занятости региона Гивия Карапетова, украинцам уже предложено 500 вакансий, из которых 200 – с жильем (как в Петрозаводске, так и в районах республики).

Жилье, пожалуй, самая главная проблема. В кадетском корпусе можно будет погостить еще месяц, а потом помещение придется освобождать – начнется учебный год. Так что наличие вакансий с крышей над головой особенно важно. Ведь платить за съемные квартиры смогут далеко не все. Многие беженцы не скрывают: выбирая место для новой жизни, они ориентировались на Север, потому что здесь, по слухам, хорошо зарабатывают. А оказалось, что средняя зарплата – 12-17 тысяч…

Что касается детей, то с устройством учеников в среднюю школу не будет никаких препятствий, свободные места есть, утверждают чиновники. А вот с детскими садами большая проблема. В Петрозаводске и так катастрофически не хватает мест для дошколят. Устраивать в детсады украинских детей в обход общей очереди – не лучший вариант. Поэтому чиновникам придется постараться, чтобы и беженцам помочь, и петрозаводчан не обидеть.

Что дальше – вопрос сложный. Одни намерены остаться в России – на Украине не видят будущего ни для себя, ни для своих детей. Другие мечтают вернуться, когда дома наступит спокойствие.

Власти говорят, что временное пристанище для беженцев государство должно обеспечить на первые шесть месяцев. За это время будут оформлены все документы, люди трудоспособного возраста смогут найти работу, а пенсионеры – получить российскую пенсию. Размер украинской в пересчете на рубли зачастую составляет не больше 3-4 тысяч, поэтому в России она будет индексироваться до установленного в стране минимума.

Разумеется, впереди много трудностей, но беженцы готовы терпеть, готовы работать. Они хотят только мира.

Как у соседей

117 человек из Донецкой и Луганской областей прилетели в Поморье. В Архангельске, по словам заместителя губернатора по социальным вопросам Екатерины Прокопьевой, беженцы обеспечены едой, вещами первой необходимости, медицинским обслуживанием. Для младенцев подготовлены наборы детского питания.

Число украинцев, прибывающих в Архангельскую область, постоянно растет. Только на прошлой неделе за предоставлением временного убежища обратились 148 человек. Подготовлен список организаций, готовых взять беженцев на работу. Сейчас переселенцы могут выбирать из 14 тысяч вакансий, из них 930 – с жильем.

  • Евгений Усачёв: Кацапы к вам возвращаются ваши же кацапы чего вы возмущаетесь и я считаю что так как они пострадали от УКРАИНЫ вы должны в ущерб себя сделать и отдать им самое лутчее